Льюис Кэррол "История с узелками" - Узелок IV

Льюис Кэррол "История с узелками" - Узелок IV


Вернуться к содержанию

Ответы можно посмотреть здесь.

Искусство счисления

И снились мне ночью мешки золота.

   В нескольких градусах от экватора в полдень даже в открытом море жара стоит совершенно невыносимая, и два уже знакомых нам путешественника, сбросив с себя кольчуги и латы, облачились в легкие ослепительно белые полотняные костюмы. Латы, по мнению этих многоопытных людей, незаменимы в горах, где воздух, которым они еще так недавно наслаждались, свеж и прохладен, ибо предохраняют владельца не только от простуды, но и от кинжалов бандитов, в изобилии встречающихся в заоблачных высях. Закончив свое путешествие, оба туриста возвращались теперь домой на небольшом парусном судне, совершавшем раз в месяц рейсы между двумя самыми крупными портами того острова, который они столь успешно исследовали.
   Сбросив латы, туристы перестали употреблять и те несколько архаичные обороты речи, которые так нравились им, пока они находились в рыцарском обличье, и вернулись к обычному лексикону провинциальных джентльменов девятнадцатого века.
   Растянувшись на груде подушек под сенью огромного зонтика, они лениво наблюдали за несколькими рыбаками-туземцами, севшими на корабль во время последней стоянки. Поднимаясь на борт, каждый из рыбаков нес на плече небольшой, но тяжелый мешок. На палубе стояли огромные весы, на которых при погрузке обычно взвешивали принимаемые на борт грузы. Вокруг этих весов и собрались рыбаки. Возбужденно крича что-то на непонятном языке, они, по-видимому, намеревались взвесить свои мешки.
   - Больше похоже на воробьиное чириканье, чем на человеческую речь, - заметил пожилой турист, обращаясь к сыну, который лишь слабо улыбнулся, не найдя в себе сил произнести хоть слово в ответ. Отец в поисках более отзывчивого слушателя обратил свой взор к капитану.
   - Что там у них в мешках, капитан? - спросил он первого после бога человека на судне, когда тот, совершая свой бесконечный променад из конца в конец палубы, поравнялся с зонтом, под которым возлежали наши знакомые.
   Капитан прервал свой марш и, высокий, строгий, весьма довольный собой, замер перед туристами, возвышаясь над ними, подобно величественному монументу.
   - Рыбаки, - пояснил он, - частые пассажиры на моем судне. Эти пятеро из Мхрукси, места нашей последней стоянки. В мешках они везут деньги. Нужно сказать, джентльмены, что деньги этого острова тяжеловесны, но, как вы догадываетесь, малоценны. Мы покупаем их у туземцев на вес - по 5 шиллингов за фунт. Думаю, что все мешки, которые вы видите, можно купить за одну десятифунтовую банкноту.
   Слушая капитана, пожилой джентльмен закрыл глаза - несомненно, лишь для того, чтобы как можно лучше сосредоточиться на сообщаемых ему интересных фактах, но капитан, не поняв истинных намерений своего собеседника, с недовольным ворчаньем возобновил прерванный было променад.
   Между тем рыбаки, собравшиеся у весов, стали шуметь так отчаянно, что один из матросов счел нелишним принять меры предосторожности и унести все гири. Туземцам волей-неволей пришлось довольствоваться ручками от лебедок, кофель-нагелями и тому подобными тяжелыми предметами, которые им удалось отыскать. Предпринятый матросом демарш возымел желаемое действие: шум вскоре прекратился.
   Тщательно спрятав мешки в складках кливера, лежавшего на палубе невдалеке от наших туристов, рыбаки разбрелись кто куда.
   Когда снова послышалась тяжелая поступь капитана, молодой человек приподнялся.
   - Как вы назвали место, откуда эти туземцы, капитан? - поинтересовался он.
   - Мхрукси, сэр.
   - А как называется то место, куда мы направляемся? Капитан набрал побольше воздуха в легкие, храбро нырнул в слово и с честью вынырнул из его глубин:
   - Они называют его Кговджни, сэр!
   - Кг... Не могу выговорить! - еле слышно отозвался молодой человек. Дрожащей рукой он взял стакан воды со льдом, который за минуту до того принес ему сердобольный стюард, и сел, к несчастью оказавшись не в отбрасываемой зонтом тени, а на самом солнцепеке. Жара стояла убийственная, и молодой человек решил воздержаться от холодной воды. Немалую роль в столь самоотверженном решении сыграл утомительный, только что воспроизведенный разговор с капитаном. Совершенно обессилев, молодой человек вновь молча откинулся на подушки.
   Отец вежливо попытался заменить сына в разговоре.
   - Где мы сейчас находимся, капитан? - любезно осведомился он. - Имеете ли вы об этом хоть какое-нибудь представление?
   Капитан бросил презрительный взгляд на погрязшую в невежестве "сухопутную крысу" и ответил тоном, преисполненным глубочайшего снисхождения:
   - Я могу сообщить вам наши координаты, сэр, с точностью до дюйма!
   - Не может быть! - лениво удивился пожилой турист.
   - Не только может, но так оно и есть! - настаивал капитан. - Как вы думаете, что бы стало с моим судном, если бы я потерял долготу и широту? Имеет ли кто-нибудь из присутствующих хотя бы отдаленное представление о счислении?
   - С уверенностью могу сказать: никто из присутствующих в счислении не смыслит, - откровенно признался сын; однако он несколько переусердствовал в своем правдолюбии.
   - А между тем для тех, кто разбирается в подобных вещах, в счислении нет ничего сложного, - тоном оскорбленного достоинства заявил капитан. С этими словами он удалился, чтобы отдать необходимые распоряжения матросам, собиравшимся поднять кливер.
   Наши туристы с таким интересом наблюдали за поднятием паруса, что ни один из них даже не вспомнил о мешках с туземными деньгами, спрятанных в его складках. В следующий момент ветер наполнил поднятый кливер, и все пять мешков, оказавшись за бортом, с тяжелым плеском упали в море.
   Несчастным рыбакам забыть о своей собственности было не так просто. Они сгрудились у борта и с яростными криками, размахивая руками, указывали то на море, то на матросов, явившихся причиной несчастья.
   Пожилой турист объяснил капитану, в чем дело.
   - Позвольте мне возместить несчастным убытки, - добавил он в заключение. - Полагаю, что десяти фунтов будет достаточно? Ведь вы, кажется, называли именно эту сумму?
   Но капитан отверг предложение.
   - Нет, сэр! - сказал он с величественным видом. - Надеюсь, вы меня извините, но это - мои пассажиры. Происшествие случилось на борту вверенного мне судна и вследствие отданных мной приказаний. Поэтому и компенсацию за причиненный ущерб должен выплатить я.
   И он обратился к разгневанным рыбакам на мхруксийском диалекте.
   - Подойдите сюда и скажите, сколько весил каждый мешок. Я видел, как вы только что их взвешивали.
   Не успел капитан закончить свою речь, как на палубе вновь началось воистину вавилонское столпотворение: все пятеро туземцев наперебой пытались объяснить капитану, что матрос унес гири и им пришлось взвешивать, пользуясь лишь "подручными средствами".
   Под наблюдением капитана импровизированные гири - два железных кофель-нагеля, три блока, шесть камней для чистки палубы, четыре ручки от лебедок и большой молот - были тщательно взвешены. Результаты взвешивания капитан аккуратно занес в свой блокнот. Однако на этом его неприятности не закончились. В последовавшей довольно жаркой дискуссии приняли участие и матросы, и пятеро туземцев. Наконец, капитан с несколько растерянным видом подошел к нашим туристам, пытаясь легким смешком скрыть замешательство.
   - Возникло нелепое затруднение, - сказал он. - Может быть, вы, джентльмены, подскажете выход из него. Дело в том, что туземцы, как я сейчас выяснил, взвешивали не по одному, а по два мешка!
   - Если они произвели менее пяти взвешиваний, то, разумеется, оценить стоимость содержимого каждого мешка не представляется возможным, - поспешил вывести заключение молодой человек.
   - Послушаем лучше, что известно о весе мешков, - осторожно заметил его отец.
   - Туземцы произвели пять взвешиваний, - сообщил капитан. - Но у меня, - добавил он, поддавшись внезапному приступу откровенности, - просто голова идет кругом. Послушайте, что получилось. Первый и второй мешки весили 12 фунтов, второй и третий - 13,5 фунта, третий и четвертый - 11,5, четвертый и пятый - 8 фунтов. После этого, по утверждению туземцев, у них остался только тяжелый молот. Чтобы уравновесить его, понадобилось три мешка: первый, третий и пятый. Вместе они весят 16 фунтов. Вот так, джентльмены! Приходилось ли вам слышать что-либо подобное?
   Пожилой турист смог лишь едва слышно пробормотать:
   - Если бы моя сестра была здесь! - и безнадежно посмотрел на своего сына. Пятеро туземцев с надеждой взирали на капитана. Капитан не смотрел ни на кого: глаза его были закрыты. Казалось, он тихо говорил, обращаясь к самому себе:
   - Созерцайте друг друга, джентльмены, если это доставляет вам удовольствие. Я предпочитаю созерцать самое себя!

Наверх

Смотрите профессиональные фотографии на сайте фотографа Ярослава mefart.ru